Светлана ЛЕОНТЬЕВА. О русской теме, русском доме и поэзии

Есть такая сказка – реки молочные, берега кисельные. И это действительно вера народа – в совершенство и чудо, ибо пей, сколько хочешь, ешь, сколько придётся.

Верую, и всё тут.

Ибо существую!

И ты, поверь, читатель!

Итак, пусть будет молочно нам, кисельно, сладко, нескончаемо. Начнём с кисельных, вишнёвых, черёмуховых текстов Лидии Сычёвой («Наш современник» № 2, 2017).

«– Прямо голова заболела от ваших слов! – пожаловался крепыш. – Поговорили – и хватит! Я домой хочу!

– Останемся каждый при своём, – буркнул рыженький. – У нас свои права!

– Вы как будто в лихие 90-е не жили!.. А мы – их дети! – упрекнул на прощанье маленький.

Да, дети! “Рождённые в года глухие // Пути не помнят своего. // Мы – дети страшных лет России – // Забыть не в силах ничего...”«.

(Лидия Сычёва. «Три дня одного года»)

Казалось бы, что жизнь обыденная, идут себе подростки и переговариваются на неком лишь им понятном языке. На языке русском, пересыпанным ядрёным матом. (И где только такого наслушались? Откуда это непотребство в свои души пустили?) А ведь это центр Москвы, дороги прямые, метро за углом. Магазины богатые. Народ спешащий. Зарплата высокая.

Лидия – в качестве главного героя данного текста – обращается к ребятам и пытается их увещевать, направить на путь истинный. По-доброму.

Я бы не выдержала и ремнём по мягкому месту хорошенько бы врезала.

Но здесь иная ситуация.

«Слова? И они ничего не значат? Вас как зовут? – спросила я рыженького.

– Кирилл.

– Прекрасное имя! А вот представьте, я к вам обращаюсь не Кирилл, а...

– ..! – радостно заорал крепыш и повторил несколько раз нехорошее слово, коим вошёл в историю один из киевских дипломатических работников…»

(Кстати: С подачи западных журналистов Андрей Громыко как активный участник «холодной войны» стал обладателем нелицеприятных прозвищ вроде «Андрей-волк», «робот-мизантроп», «человек без лица», «современный неандерталец». И если говорить о дипломатах – это прекрасный пример российского ведения переговоров.)

И главная героиня тоже повела себя дипломатично:

«– Замечательная логика! А вот представьте, идёт 1941 год, бойцы сидят в окопах под Москвой и рассуждают таким же образом: с какой стати мы будем биться с немцами, если все мы – люди? Нам страшно, а мы тут будем копить эмоции, сдерживаться... Не правильней ли дать дёру, сохранить здоровье?! И вообще, мы никому ничего не должны. Сталин – сатрап, тиран. Что мы тут, за него помирать, что ли, будем?! От нас весь мир отвернулся, Европа нас презирает, хочет наказать за коммунизм.

– Это вроде другое... – неуверенно выговорил крепыш. – Сравнили войну и трёп!

– Но словами обозначается всё: мама, родина, народ, имя! И если вы десять тысяч раз назвали что-то грязно, то в решительный момент у вас просто воли не хватит сказать и подумать по-другому. Привычка сработает».

Вообще, русский народ совестливый. И, думаю, что чем дипломатичнее и выдержаннее старший человек, тем ближе наша победа, которую я считаю верой в лучшее. В справедливость. Талантливость. Любовь. Преклонение. И вера  православная в чудо-прогресс, в чудо-русского языка, в чудо-любовь. Без самозванцев. Ибо самозванцы были всегда. Есть. И будут. И это не искоренишь. А лишь прогонишь подальше от трона, как Лжедмитрия.

«Анна N. – человек в московских кругах известный. Трижды за последние четыре года она прокатилась на “русских горках” – пережила карьерный взлёт и стремительное крушение. Хотя работать умеет, не ворует, характер нордический, без вредных привычек и проч. Специализировалась Анна на госучреждениях – федеральных партиях, департаментах и министерствах, и теперь вернее любого социолога может описать качество управленческих кадров и “спасителей Отчества”. Оно примерно такое же, как у владельцев шахты “Северная” и иных советских активов. То есть в лучшем случае – нулевое, в худшем – с глубоким отрицательным знаком. Потому, произойди “взрыв метана” в общегосударственном масштабе, элитарии спишут всё на действие природы. “А как же Россия? – А мы её затопили... ”» (Лидия Сычёва. «Наш современник» № 2, 2017).

Пронзительный нерв.

Густой настой на травах.

Сочетание дивной лозы и утончённого пророческого эха.

Вообще весь Логос – он, словно из эха, он повторяется в разных вариациях, доходя до совершенства. До отточенности.

До такой пронзительной ноты, что диву даёшься:

«Да и возвышение Дмитрия Медведева, будем говорить откровенно, тоже результат игры на понижение. Интеллигенция? Учёные? А сколько купленных диссертаций или даже добросовестно написанных – ни о чём! Целые массивы мёртвого, пустого слова. Но ведь и эти “учёные” кого-то учат, кем-то руководят, понижая и без того невысокий уровень нашей науки. Топ-менеджеры-самозванцы, которым нельзя доверить даже управление колхозной бригадой. СМИ-самозванцы, воспевающие самозванцев. В магазине – сыры-самозванцы, фальсификаты, наспех состряпанные “по велению партии” из пальмового масла по программе “импортозамещения”. Богачи-самозванцы, поднявшиеся не талантом и трудом, а воровством и присвоением чужого добра. Писатели-самозванцы, за которых работают литературные “негры”. Офицеры-самозванцы, осуждённые за взятки, но не лишённые чинов, погон и должностей. Орденоносцы-самозванцы, награждённые за несуществующие заслуги. Резко пишу?! Но ведь всё это – правда!

Самозванцы подозрительны и завистливы, они живут “здесь и сейчас”, не рассчитывая на “потом”. Самозванцы боятся конкуренции, потому что у них нет опоры, они вознесены на вершины власти игрой случая и готовностью следовать путём подлости…»

Власть и самозванцы, как явление, не случайны. И история вся об этом. И время об этом тоже. И литература – самозванческая, натянутая, как сова на глобус. И это дивное эхо – само-зван-цы, само-зван-цы, зван-цы, цы…

Осталось лишь «цы» убегающее, исчезающее, разбившееся на частицы…

Цы, Цы…

Осталось русское «рцы».

Речь. Речение. Реченька. Берега молочные…

«Формирование сословия самозванцев, больших и малых клептоманов – результат долгосрочной игры на понижение. Но рано или поздно Анны и Иваны, Татьяны и Фёдоры встретятся лицом к лицу со своими дорогостоящими “слугами”. Столкновение правды и лжи неизбежно. Как поведёт себя ложь, думаю, понятно. А вот народ... Даже “пониженный”, он-то и есть главная сила русской истории!

Народ знает, что ему ради самоспасения нужно обязательно вернуться к себе. Вопреки всему! Потому что “Нашу жизнь не сделают красивей // Те, сегодня в мире непростом, // Кто торгует нами и Россией // Перед обелиском и крестом”».

Итак – вот они, молочные реки. И текут далее в повествование: «Недальновидные люди».

Очень интересная метафора – ибо из недальновидных можно стать очень далеко видящим. И эти согбенные старушьи фигурки так близки, до слёз.

И одна из метафор – припасы! Сорок банок в погребе. Это значит, что люди, делающие соленья-варенья на зиму, никогда не уедут из прилюбившегося места. Хоть оно и болото стоячее, грязь лежачая, топь непролазная. Как говорил Пушкин «…любил бы я тебя, когда б не зной, не комары, не мухи…» И ведь любят без кабы. Хотя и дом прогнивший весь. Сарай сараем. Сколько их по России? Хотя тысячу раз решение принимали о сносе этих хрущоб. И приказ был вышестоящего. И сетования.

Но стоят гнилушки. Как стояли. И висят потолки сырые над голой спящих.

Ибо чиновничество оно и есть, как в стародавние времена, чиновничеством оставшееся. Не патриотичное. Не любящие народ. И вдруг – избранник приехал, людей собрал, речи стал говорить…

О, сколько таких покосившихся стенами домишек? Сколько гнилушек? Сколько всего сгнившего? Заборов? Сараев?

И сколько возведено, но не достроено?

«…Иностранное авто – чудо немецкого автопрома – летело по пустой русской дороге. Все молчали, только натужно гудел мотор. “Что же эта за тайная рать – // Я разгадывать не обессилю – // Вдруг сумела у нас отобрать // Радость счастья и труд, и Россию?” – ответа на этот вопрос поэта у нас пока не было...»

Боюсь предположить, что тайная рать (не светлая!) – она и есть враги Руси.

И обнажилась вся гниль в последнее время (как раз после 24 февраля) и снесло её молочными реками да берегами кисельными Лидии Сычёвой – русской провидицы, писательницы, редактора МОЛОКА.

 

Зря мы кричим, прорабы, мол, отъявленные демагоги,

Десятый год, мол, с ними мучаемся мы и плачем,

А посмотрите, какие они себе понастроили дороги

К приватизированным офисам, пасекам и дачам?

 

 И для нас они не жалеют ни времени и ни силы,

Кредиты берут, увёртываются, мудры и ловки, –

Целые трассы провели от наших деревень прямо в могилы,

Пожалуйста, умирай и катись туда без тормоза и остановки.

 

Что русская земля им, в колдобинах и в горюнистых обелисках,

Они распродадут её золото и бриллианты магнатам,

Лишь бы логово их роскошное

цвело и располагалось близко

К полку или корпусу, или к дивизии НАТО!..

 

Изменники правят нами, разбойники и негодяи,

Лазутчики и шпионы, и политические авантюристы,

А мы, русские ваньки-болваньки, митяи-лентяи,

Будем, как монголов, носить на горбу их снова лет триста?

 

 Где вы, широкоглазые витязи, скорей заслоните стеною

Седую Россию

и развернитесь-ка

во все необъятные стороны,

Дабы прекратили кружиться над закабалённою страною

Эти кровавые воробьи и гнутоклювые чёрные вороны!..

 

Ну, это сейчас у нас в моде «гражданин поэт» и пр. А Валентин Сорокин всегда был гражданином. И поэтом. «Горжусь, что это мой литературный учитель. Отношусь к нему с глубочайшим уважением» (Лидия Сычёва).

Так оно и есть – поэт фиксирует время.

Делает снимки.

Слепки.

Так и Лидия видит, чувствует, созерцает.

И отражается в её душе, как реке с кисельными берегами всё царство увиденное. Услышанное.

Присобранного в книжицы.

Доброго пути вам, Лидия!

И пусть этот путь, не омраченный ничем, лишь высветленный молочными реками будет безветренным, безпасмурным, по гладководью и вперёд!

На фото: Лидия Сычёва с командой МОЛОКА

Tags: 
Project: 
Год выпуска: 
2022
Выпуск: 
7