Игумен ВАРЛААМ (БОРИН). Любите книгу

Рассказ

 

Однажды приехал в гости к отцу Григорию его друг – тоже отец, но Варлаам. Событие это, конечно, не было единичным, и таких однажды можно насчитать не один десяток.

Тем не менее, каждое появление означенного батюшки отличалось одно от другого.

– Молитвами святых отец наших… – по монастырской привычке начал приехавший отец. – Дома есть кто живой?

– Никого, – скромно ответил уже стоявший в прихожей батюшка Григорий, не то шутя, не то подразумевая, что он сам не в счёт.

– Вот и я смотрю, автомобиль хозяйский у калитки, а самого хозяина не наблюдается. Нет бы стирал со своей киянки[1] пыль, накачивал колесо или, на худой конец, регулировал клапана, так ведь нет, никакого внимания автомобилю. Ну что, не подводит? По «Жигулям» не скучаешь?

– Почему-то не получается… Проходи, – радуясь появлению гостя и улыбаясь, предложил отец Григорий и протянул руку для священнического приветствия.

Встречать и размещать друзей принято на кухне, если позволяют её размеры. И эта встреча не явилась исключением. Первое, что бросилось в глаза гостю – новый кухонный гарнитур «городского типа»: шкафчики, тумбочки, разделочный стол… Но самое поразительное, мимо чего никак не мог пройти цепкий, почти писательский взгляд пришельца, это его книга, вышедшая десять лет назад. Она лежала на полке среднего, самого крупного настенного шкафчика и явно украшала весь интерьер.

«Угу, – пронеслось в священнописательской голове, – прочитали последнюю мою книгу, недавно появившуюся, и решили перечитать первую…»

– А ты, – спросил отец Григорий, – на машине или пешком?

Отец Варлаам, бывало, приходил к священноприятелю пешком. Это всего полтора десятка километров и, учитывая любовь священноинока к ходьбе, сие не составляло для него труда. Составляло лишь затрату времени. Но затрата оправдывалась созерцанием природы, окружавшей дорогу до села, где располагался храм отца Григория, а также возможностью побыть одному, как это и положено монаху, потому что в монастыре это удавалось ему крайне редко. Наверное, стоит добавить к этому возможность помолиться или поразмышлять о чём-нибудь важном и значительном, но это дело сугубо внутреннее и индивидуальное. Иногда молитва, вслед за движением её делателя, начинала двигаться сама и её можно было бы назвать самодвижущейся, однако она, случалось, как начинала своё движение, так сама и заканчивала. А у святых отцов, достигших высокого уровня молитвенного делания, она сама-то не прекращалась. Так и осуществляла своё движение в сердце подвижника.

– Нет, не пешком. Из города, в епархию ездил… Мы же, нынешние подвижники, всё больше передвигаемся – поэтому точнее было бы назвать нас передвижниками, но это наименование уже занято…

– Художники-передвижники!.. Если вспомнить преподобных первых веков, которые молитву называли художественным деланием, то и вас, нынешних монасей, можно назвать художниками-передвижниками.

– Ага! Если к тому же учесть наши активные, почти неутомимые перемещения в пространстве. Да к тому же большей частью на технических транспортных средствах.

– Лишь бы молитве помогало. Анекдот знаешь про попа и шофёра?

– Может, и слышал, да, как всегда, забыл.

– Попали на тот свет священник и шофёр. Водилу определили в рай. А попа, сам понимаешь, в ад. Он, конечно, возмущаться: как так?! Я столько лет служил, крестил, проповеди говорил… А этот лихачил, за руль пьяным садился… Ему говорят (наверное, апостол Пётр): когда ты вещал с амвона, все засыпали. А когда этот водитель гнал со страшной силой, в автобусе все молились.

– Да, – посмеявшись, проговорил отец Варлаам, – порой ситуация на дорогах очень способствует молитве. Поболее, чем неспешная прогулка на природе или паломничество по святым местам.

Отцы вспомнили совместную поездку на Соловки, пешие переходы по десять-пятнадцать километров – на Муксулму, на Секирную гору и дальше через скит преподобного Савватия возвращение в монастырь, поездку на Анзер. Но не в подробностях, а как факт. Вот где походили пешком!

– Ксения дома? – спросил гость, но не для того чтобы установить этот факт, а определить, не она ли читала лежащую на кухне книгу или всё же батюшка-друг решил вспомнить старые «поделки».

– Отсутствует. У неё мать болеет, навестить поехала. Детей-внуков проведать заодно.

– А я тебя решил проведать. Думаю, вдруг матушка Ксения уехала, а батюшка скучает без неё.

– Скучать некогда. Мы тут кухню прикупили. До приезда матушки надо повесить. Жаль, ты раньше не приехал, мне одному выделываться пришлось.

– Способный же!

– Голь на выдумки хитра.

– Симпатичный колор. Сам выбирал или с Ксений?

– Вместе. Она сначала другого цвета хотела, но потом этот увидели… Светлый, прожилки такие симпатишные… По-моему, неплохо смотрится.

– Отлично!

– Основа деревянная. ДСП размокает от воды, а доска – вещь надёжная… И всяких ящичков полно, отделений, полочек… Много чего уберётся.

Рассказывая про кухонный гарнитур и выдвигая то один ящик, то другой, открывая разные дверцы и показывая внутренности, отец Григорий мимоходом собирал на стол.

Во время ужина гость иногда поглядывал на томик в белой глянцевой обложке с ярко-красным названием, будто в очередной раз хотел убедиться, его ли это книга и что она действительно лежит здесь на кухне, а не пылится на книжной полке, давным-давно всеми забытая. Присутствие книги его, можно сказать, радовало или, точнее, умиляло. Не тщеславие ли причиной? – успевал задуматься он. Где же молитва, куда она удвинулась? Почему не ставит всё на своё место?.. Но при этом всё больше размягчался, думая о хозяине не только как о хорошем друге, но и как хорошем читателе.

Читателем отец Григорий действительно был хорошим – тонким, внимательным и, главное, доброжелательным. Одним из первых прочитывал нечасто появляющиеся произведения своего товарища. Всегда старался найти, за что похвалить, поддержать, но, в то же время, и покритиковать, если требовалось, предложить свои варианты.

Сейчас отец Григорий, не отвечая на ожидания автора, ничего не говорил о присутствии на кухне замечательной книги. Наоборот, принялся рассказывать о приходских новостях.

– На днях причащал Александру – бабу Шуру нашу, читаю записку с грехами – ну там, всё как обычно, учитывая, что возраст исповедницы…

– Ей уже за восемьдесят?

– Да, два месяца назад исполнилось… Один пункт из списка удивил меня. Решил спросить: содомский грех – это… что ты имеешь в виду? Не знаю, говорит, вон с книжки списала. И показала на книгу, что лежала на краю стола. Из современных поучений и наставлений.

– Да, – покачал головой отец Варлаам, – любите книгу, называется, – источник знаний.

– Только не все знания старайтесь использовать в своей жизни. И особенно на исповеди… Потом пришла с дойки мать Агния – они так в одном домике и живут, садятся с бабой Шурой чай пить, та её и спрашивает, про грех-то, что, мол, это такое, почему батюшка удивился? Матушка, услышав этакое, аж на стул присела с чашкой в руках, сразу, говорит, вспомнился мой внимательный взгляд при выходе. Не знаю, насколько внимательно я смотрел, но, естественно, ничего плохого не подразумевал. Пришлось, говорит, рассказывать историю о Лоте и небесном огне, смеялись, по обыкновению, от души. Рассказывая, всё думала: а надо ли?.. Потом мать Агния прислала сообщение в вайбере.

Вспомнилось ахматовское:

 

И праведник шёл за посланником Бога,

Огромный и светлый по чёрной горе.

Но громко жене говорила тревога:

Не поздно, ты можешь ещё посмотреть

На красные башни родного Содома,

На площадь где пела, на двор, где пряла,

На окна пустые высокого дома,

Где милому мужу детей родила.

Взглянула – и, скованы смертною болью,

Глаза её больше смотреть не могли;

И сделалось тело прозрачною солью,

И быстрые ноги к земле приросли.

Кто женщину эту оплакивать будет?

Не меньшей ли мнится она из утрат?

Лишь сердце моё никогда не забудет

Отдавшую жизнь за единственный взгляд.

 

…Когда перешли к чайной церемонии, отец Григорий, всё же чувствуя невысказанный интерес гостя, начал объяснять, почему здесь появилась книга.

– Хотел всё повесить к приезду матушки – она завтра-послезавтра должна приехать… – вновь повторил он причину спешки. – Сначала взгромоздил его на разделочный стол. Затем на стол поставил табурет и поднял шкаф на него. Ввернул один саморез, приподнял край шкафчика и повесил на этот саморез. А под другой край стал подкладывать книги… вот и твоя пригодилась!

– Что ж, – облегчённо заулыбался отец Варлаам, как человек, преодолевший заблуждение и узнавший истинное положение вещей, – придётся ещё писать. Может, ещё кому книга пригодится.

И добавил:

– Любите книгу!..

 

 

[1] От слова KIA, имеется в виду автомобиль производства фирмы KIA MOTORS.

Tags: 
Project: 
Год выпуска: 
2019
Выпуск: 
4