Moloko

«Литинститут в 1998-м году. Заочное отделение. На лекции по истории русской критики за длинным столом сидят вместе: журналист столичной газеты, инженер-компьютерщик из Уфы, официантка из Санкт-Петербурга, грузчик из Калуги, учительница из Луганска, еще один журналист-провинциал (в недавнем прошлом - боец скота). Лектор трагически рассказывает, как критика Надеждина сослали в Усть-Сысольск... Всё это кажется игрой в литературу - и эти лекции, и Литинститут, и далекие коллеги «по цеху», пострадавшие за убеждения. Третий курс - подавляющее большинство студентов уже ничего не пишет, не пробует даже двинуться со своими рукописями в толстые журналы. На дворе 1998-й - никакая литература никому не нужна, только и разговоров о деньгах, рыночной экономике, вхождении в «западную семью»... «Ребята, а давайте свой журнал будем выпускать!» - такая идея могла родиться только от отчаяния...
На курсе уже выходил один журнал - «Алконост». В нем в основном была представлена поэзия последователей «чистого искусства». Лидия Сычева, главный редактор «МОЛОКА» рассказывает: «Но мы-то знали, что искусство - это жизнь, а не туманные абстракции. Мы все - и по своему происхождению, и по профессиям, и по тому, как пришли в литературу - были людьми слишком земными. И потому журнал свой решили сразу же, с первого номера, делать серьезно и для жизни. Мы назвали его «МОЛОКО» («Молодое око»), добавив очень важный для всех нас подзаголовок «Русский литературный журнал».

 

Уважаемые авторы, убедительная просьба направлять рукописи по отделам:

Отдел прозы, драматургия:  Наталья АЛЕКСЮТИНА - vitamargarita@yandex.ru , Андрей ТИМОФЕЕВ – nika-tim@yandex.ru, Юрий ГОРЮХИН - goryuhin@rambler.ru

Отдел литературоведения и публицистика: Виктор БОЧЕНКОВ - заместитель главного редактора - viktor_v@pochtamt.ru

Отдел поэзии: Олег МАЛИНИН - oleg.malinin@gmail.com, Мария Четверикова - chetveriсova_m@mail.ruВасилий ПОПОВ - popoff.83@mail.ru

Отдел критики: Елена ПУСТОВОЙТОВА - serg-max2@yandex.ruТатьяна ШАБАЕВА - tatiana.shabaeva@gmail.com

Отдел публицистики: Александр АНДРЮШКИН - ocser@ya.ru

 

Журнал Молодое око

Мария КОНДРАТОВА. Ты сказал: Уезжай!

И.С.

Ты сказал: «Уезжай!
Здесь такие, как ты, не живут,
притворяются только:
Надрывают сердца
и надежды хоронят в морщинах.
Не найти тебе мужа вовек
и не вырастить сына -
Этот путь упирается в стену
и скалится волком.
Где оборваны струны -
недолго висеть проводам.
Подступает под горло
болотной мокротой беда.
Для чего тебе жить
в этом скорбном и пестром селенье,
в бесхребетье, бесхлебье, бесправье разорванных дней?
Здесь н

Дмитрий КАРПЕНКО. Мрачная картина настоящего апокалипсиса.

...Город -
смотрящий трубами в небо,
Люди -
просящие денег и хлеба,
Мерзкий поток прокуренных фраз
Брызжет и стонет и льется на нас...
...Улицы - мерзлые.
Здания - старые.
Быстро проносится стая машин.
Выстрелы - слышатся,
Женщина - падает,
Тихо идущая в магазин...
...пьяные рожи с морщинистой кожей
В небо - плюют, захлебнувшись в золе.
Жалко бредет по проулкам прохожий,
Слепо смотря и ругаясь во тьме...
...Старый вокзальчик,
Покрывшийся плесенью

Антон ВЕЛИЧКО. Письмо от друга.

Я на полке беру томик беленький,
Если дома вдруг нет никого.
И читаю Сергея Есенина
Словно лучшего друга письмо.
 
Он мне пишет легко и уверенно,
Не лукавит, не путает слов.
И все мысли свои откровенные
Лишь стихами он выразить смог.
 
В этих письмах всю душу откроет...
И уверен, пойму его я,
Как молиться на алые зори,
Причащаться в траве у ручья.
 
И, читая стихи, представляю
Будто рядом иду вместе с ним.
По деревне босые шагаем,

Наталья БУНЯКИНА. Безымянные короли и фамильные замки.

Где моя доблесть, где моя шпага?
Где моя кисточка, где карандаш и бумага?
Я не художник без красок, без яркого флага
И без девиза, гласящего: честь и отвага!
 
Что без девиза будет мой гений?
Герб полинявший, король безымянных владений,
Скучный и серый, как дождик унылый осенний,
Словно фамильные замки без приведений.
 
Как ярлычок потертой панамки...
Я и лирический образ разрушим все рамки!
Шашке мы титул дадим коронованной дамки
И королей безымянных расселим в фамильные з

Алексей АЗЕВИЧ. Вагонный парафраз.

* * *

Глухие полустанки
Огней бегущих путь,
Вокзальные стоянки -
Дороги скучной суть.
 
Пейзаж в окне - мгновенье,
Потом иной пейзаж,
Картинки умиленья,
Вагонный парафраз.
 
Попутчицы удалой
Веселый громкий смех,
Гитары звук бывалой
Сомнительный успех.
 
Речей коротких сладость,
Судьбы блаженный лик,
Как мало нам осталось:
Лови последний миг.

* * *

Мария КОЗЛОВА. Инстинкт самосохранения. Повесть.

"А ты знаешь,
что всего только раз в жизни
выпадает влюбленным день,
когда все им удается. "

"Обыкновеннон чудо" Е.Шварц

“Я прибежала на Курский за час до нашей встречи, нашла платформу и стала ждать.

Tags: 

Александр ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ. Чеченский синдром.

Он стоял среди темноты у освещенной витрины ларька и пил, как думал, последнее пиво в этот кончавшийся день. Вообще-то запой обычно длился три дня, сегодня шел второй, и он был уже почти человек. Завтра станет совсем, только немножечко шлифанет.

На дальнем конце того же немытого стола расположился за бутылкой "Жигулевского" маленький, щупленький человечек с грачиным носом. Волосы у человечка висели сосульками, и он мусолил свое пивко уже битые полчаса. Федя-то третью приканчивал.

Tags: 

Дмитрий КРЫЛОВ. Мое отношение.

Пока я летел, задремалось. В неудобном кресле, в котором через полчаса сидения не чувствуешь, где руки, в котором шею сводит судорога, а ноги отнимает и нет их, не твои они на все время полета, в таком вот кресле я уснул, и неудобство мое продолжилось и во сне. Пела плоскогрудая певица с серым пером в шляпке. Пела с подшипетыванием и неподходящим голосом. Слова гудели и сливались. Я в дремоте своей вроде и понимал, но только общий смысл, а членораздельно существовала только строчишка припева: "желтые ананасы любви". Даже сквозь сон и общее опьянение резала неловкость.

Tags: 

Страницы