Moloko

«Литинститут в 1998-м году. Заочное отделение. На лекции по истории русской критики за длинным столом сидят вместе: журналист столичной газеты, инженер-компьютерщик из Уфы, официантка из Санкт-Петербурга, грузчик из Калуги, учительница из Луганска, еще один журналист-провинциал (в недавнем прошлом - боец скота). Лектор трагически рассказывает, как критика Надеждина сослали в Усть-Сысольск... Всё это кажется игрой в литературу - и эти лекции, и Литинститут, и далекие коллеги «по цеху», пострадавшие за убеждения. Третий курс - подавляющее большинство студентов уже ничего не пишет, не пробует даже двинуться со своими рукописями в толстые журналы. На дворе 1998-й - никакая литература никому не нужна, только и разговоров о деньгах, рыночной экономике, вхождении в «западную семью»... «Ребята, а давайте свой журнал будем выпускать!» - такая идея могла родиться только от отчаяния...
На курсе уже выходил один журнал - «Алконост». В нем в основном была представлена поэзия последователей «чистого искусства». Лидия Сычева, главный редактор «МОЛОКА» рассказывает: «Но мы-то знали, что искусство - это жизнь, а не туманные абстракции. Мы все - и по своему происхождению, и по профессиям, и по тому, как пришли в литературу - были людьми слишком земными. И потому журнал свой решили сразу же, с первого номера, делать серьезно и для жизни. Мы назвали его «МОЛОКО» («Молодое око»), добавив очень важный для всех нас подзаголовок «Русский литературный журнал».

 

Уважаемые авторы, убедительная просьба направлять рукописи по отделам:

Отдел прозы, драматургия:  Наталья АЛЕКСЮТИНА - vitamargarita@yandex.ru , Андрей ТИМОФЕЕВ – nika-tim@yandex.ru, Юрий ГОРЮХИН - goryuhin@rambler.ru

Отдел литературоведения и публицистика: Виктор БОЧЕНКОВ - заместитель главного редактора - viktor_v@pochtamt.ru

Отдел поэзии: Олег МАЛИНИН - oleg.malinin@gmail.com, Мария Четверикова - chetveriсova_m@mail.ruВасилий ПОПОВ - popoff.83@mail.ru

Отдел критики: Елена ПУСТОВОЙТОВА - serg-max2@yandex.ruТатьяна ШАБАЕВА - tatiana.shabaeva@gmail.com

Отдел публицистики: Александр АНДРЮШКИН - ocser@ya.ru

 

Журнал Молодое око

Александр ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ. Чеченский синдром.

Он стоял среди темноты у освещенной витрины ларька и пил, как думал, последнее пиво в этот кончавшийся день. Вообще-то запой обычно длился три дня, сегодня шел второй, и он был уже почти человек. Завтра станет совсем, только немножечко шлифанет.

На дальнем конце того же немытого стола расположился за бутылкой "Жигулевского" маленький, щупленький человечек с грачиным носом. Волосы у человечка висели сосульками, и он мусолил свое пивко уже битые полчаса. Федя-то третью приканчивал.

Tags: 

Дмитрий КРЫЛОВ. Мое отношение.

Пока я летел, задремалось. В неудобном кресле, в котором через полчаса сидения не чувствуешь, где руки, в котором шею сводит судорога, а ноги отнимает и нет их, не твои они на все время полета, в таком вот кресле я уснул, и неудобство мое продолжилось и во сне. Пела плоскогрудая певица с серым пером в шляпке. Пела с подшипетыванием и неподходящим голосом. Слова гудели и сливались. Я в дремоте своей вроде и понимал, но только общий смысл, а членораздельно существовала только строчишка припева: "желтые ананасы любви". Даже сквозь сон и общее опьянение резала неловкость.

Tags: 

Юрий ГОРЮХИН. Второй план.

Серега проснулся за секунду до звонка будильника, тут же протянул руку и крепко придавил его кнопочку указательным пальцем, после этого, откинув одеяло, вскочил и бодро прошел в ванную комнату. Умывшись, он натянул тренировочный костюм и выбежал из дома, чтобы сделать свои ежедневные три круга вокруг парка культуры и отдыха имени Надежды Константиновны Крупской. После пробежки Серега принял контрастный душ, съел две тарелки кукурузных хлопьев в обезжиренном молоке, выпил пол-литра морковного сока и заторопился на работу.
Tags: 

Лидия СЫЧЕВА. Валдайское.

День тот начинался счастливо для меня: я приехала на Валдай, когда только что прошел дождь. Как сейчас помню блестящие черные тротуары, умытые, свежие домики; деревья, радостно машущие ветвями - похоже, они тоже давно ждали дождя, и - дождались! Ноги сами вывели меня от вокзала к озеру, и я чуть не закричала от счастья - небо было голубое, прозрачное, высокое; озеро - тоже голубое-голубое, с лазурью, с чуть туманистой дымкой. По берегам тесно стояли леса, темно-зелёные, дремучие, а напротив, на острове, блистал золотыми луковками Иверский монастырь. Всё было соразмерно и нужно в этом пейзаже - одинокие тёмные лодки у причалов, острая осока, прозрачность голубой воды, воздух, напитанный недавним дождем и лесом, вера человека, так ладно украсившая природу, которую, казалось бы, ни в чем не превзойти, не победить и не превозмочь. Теперь, когда я вспоминаю этот день, мне кажется, что такие мгновения и составляют богатство человека, “золотой запас” человечества. Восхищение красотой лечит нас в тревоге, спасает в старости... Но это я думаю теперь, а тогда я просто стояла на зелёном, пахнущем июлем и всеми его травами берегу, и не в силах была оторвать взгляд от Валдая, монастыря, неба, летящей по делам чайки...
Tags: 

Сергей ИВАШОВ. Восемь автобусных остановок.

Редакционный комментарий: Сергею Андреевичу Ивашову 16 лет. Он родился 28 мая 1986 года в Омске. В возрасте четырёх месяцев по воле родителей (и вместе с ними) отправился в ст. Полтавскую Краснодарского края, где живёт и сейчас. Учится в 11 классе, участвует в олимпиадах по английскому и русскому языкам (неплохие результаты). Писать начал три года назад. Подтолкнула, по собственному признанию, любовь. Кроме прозы Сергей пишет и стихи: «Любимая поэтесса - Марина Цветаева: чувствую каждую букву её!» Желаем нашему новому автору вдохновения и счастливой литературной судьбы.

Tags: 

Маргарита СОСНИЦКАЯ. Итальянский венок Гоголю.

Италия для русских не Франция, но и она повсеместно отмечена русским присутствием. Она более, чем какая-либо другая страна должна была почтить юбилей Гоголя, потому что именно она - единственная из всех является гоголевской заграницей. По сей день, когда речь заходит о красотах Рима ХIХ-ого века, по радио и в прессе обязательно приводят его восторженные строки в стиле словесного барокко. И Италия выполняет свой долг.

Геннадий СТАРОСТЕНКО. Искатели безмолвия. Роман.

Как-то раз мне на глаза попалась книжка одного американца, который утверждал, что люди с высокими выступающими скулами - от природы авантюристы и непоседы. Американец среди прочего пытался убедить меня в том, что те, у кого рот слишком удален от носа, упакованы юмором до предела. Просто набиты шутками, как качки стероидами. А если у таких есть еще и морщинки вокруг глаз, то они просто патологические хохмачи. А еще тот американец писал, что если самая широкая часть лица находится на линии ушей, то это говорит о жадности. А если от внешних краев носа к краешкам рта пролегают глубокие морщины - верный знак того, что обладатель этих черт наделен ораторскими данными.

Владислав СИКАЛОВ. Письмо к сыну.

Я родился в 1936-ом году. Ты наверняка думал, что у меня были мама и папа, но их не было. Я рос круглым сиротой, как и ты. Ни отца, ни матери не знал, совершенно не помню их лиц. Мать пропала без вести, отец, композитор и музыкант, перед войной выехал в Бельгию. Как ему удалось это - неизвестно. Факт один - эмигрировал. Здесь папу не исполняли, и ничего от него не сохранилось, ни фото, ни писем. У меня нет даже дня рожденья. Никто и никогда не говорил мне, какого месяца и числа я родился. Не знать об этом - какое-то особое состояние памяти. Вернее, беспамятства.

Tags: 

Наталья АЛЕКСЮТИНА. Бумажный кораблик.

На улице был жаркий полдень, когда Владик вышел во двор. Вернее, не вышел, а выпал из двери подъезда: перевесил велосипед. Пыльные педали крутнулись, одна из них глухо стукнулась об асфальт, и Владик лицом к лицу оказался с широкой трещиной. Оттуда на него с любопытством глянул черный жук. Шевельнул усиком.

Владик потер ушибленный подбородок и сжал крепко кулак, чтобы не заплакать.

Рядом кто-то засмеялся. Еще не видя кто, Владик насупился.

-Больно? - поинтересовался тоненький голос.

Владик кивнул. Встал, старательно отряхивая грязную штанину.

Tags: 

Василий ВАШКОВ. План воспитательной работы.

Ольга Васильевна, двадцативосьмилетняя учительница изобразительного искусства, прибежала сегодня в школу ни свет, ни заря. Двери были еще заперты, и ей пришлось долго стучать сначала своим маленьким кулачком, потом ключом от кабинета и даже каблуком изящного сапожка, повернувшись спиною, пока недовольно ворчащий охранник не появился откуда-то из глубин коридора и не впустил ее.

- Носит нелегкая, вечером не выгонишь, утром черт-те во сколько, уж ночевали бы тут вовсе.

Tags: 

Страницы