Moloko

«Литинститут в 1998-м году. Заочное отделение. На лекции по истории русской критики за длинным столом сидят вместе: журналист столичной газеты, инженер-компьютерщик из Уфы, официантка из Санкт-Петербурга, грузчик из Калуги, учительница из Луганска, еще один журналист-провинциал (в недавнем прошлом - боец скота). Лектор трагически рассказывает, как критика Надеждина сослали в Усть-Сысольск... Всё это кажется игрой в литературу - и эти лекции, и Литинститут, и далекие коллеги «по цеху», пострадавшие за убеждения. Третий курс - подавляющее большинство студентов уже ничего не пишет, не пробует даже двинуться со своими рукописями в толстые журналы. На дворе 1998-й - никакая литература никому не нужна, только и разговоров о деньгах, рыночной экономике, вхождении в «западную семью»... «Ребята, а давайте свой журнал будем выпускать!» - такая идея могла родиться только от отчаяния...
На курсе уже выходил один журнал - «Алконост». В нем в основном была представлена поэзия последователей «чистого искусства». Лидия Сычева, главный редактор «МОЛОКА» рассказывает: «Но мы-то знали, что искусство - это жизнь, а не туманные абстракции. Мы все - и по своему происхождению, и по профессиям, и по тому, как пришли в литературу - были людьми слишком земными. И потому журнал свой решили сразу же, с первого номера, делать серьезно и для жизни. Мы назвали его «МОЛОКО» («Молодое око»), добавив очень важный для всех нас подзаголовок «Русский литературный журнал».

 

Вниманию авторов! С 2000 года «МОЛОКО» выходит только в интернете. Гонорар не выплачивается, публикации не удаляются, даже если автор «передумал». Журнал включён в РИНЦ и является цитируемым изданием.

Уважаемые авторы, убедительная просьба направлять рукописи по отделам:

Отдел прозы, драматургия:  Наталья АЛЕКСЮТИНА - vitamargarita@yandex.ru , Виктор БОЧЕНКОВ - lsmoloko@yandex.ru, Юрий ГОРЮХИН - goryuhin@rambler.ru

Отдел литературоведения и публицистика: Виктор БОЧЕНКОВ - заместитель главного редактора - lsmoloko@yandex.ru

Отдел поэзии: Олег МАЛИНИН - oleg.malinin@gmail.com

Отдел критики: Елена ПУСТОВОЙТОВА - serg-max2@yandex.ru

Отдел публицистики: Александр АНДРЮШКИН - ocser@ya.ru

 

Журнал Молодое око

Сергей РОГАНОВ. На Курском. Рассказ.

Апрель. Солнечный свет еще только барахтается как новорожденный в промороженном за зиму мегаполисе, но неуклюжие блики уже обжились в грязных окнах высоток, лобовых стеклах; в лужах талого снега расталкивают щепки, мусор, и даже в своре бомжей на Курском вокзале – проворные солнечные зайчики.

Tags: 

Геннадий СТАРОСТЕНКО. Красно-коричневый роман.

ЭПИГРАФ

Не погибла бы в страхе природа, коль
Законы все нарушены
И вселенную бы не уничтожили
Распавшись, связи вещные

Из Эразма Роттердамского

(ПЕСНЬ О ЧУДОВИЩНЫХ ЯВЛЕНИЯХ, БЫВШИХ ПРИ КОНЧИНЕ ХРИСТА)

Василий ДВОРЦОВ. Terra Обдория. Роман.

Родина рождалась из тумана. Из неплотного, игристо пересверкивающего невесомыми голубыми и розовыми чешуйками колкого ледяного марева, прикрывавшего неспешное отступление первой мартовской ночи. Далёкий жёлтый комочек низкого заречного солнца едва продавливал мириады зависших в воздухе стекляшек, медленно сверху вниз обрисовывая вершину огромного окатистого холма, по которому во все стороны просторно раскинулся райцентр. Отсюда, с берега, чётко виделась только фиолетово-синяя в боковых тенях, круто ведущая на подъём дорога с нависшим справа деревянным тротуаром, блестящая чернота молодых кедров из-за едва угадываемого больничного забора, да неусыпные узкие окна телеграфа, перестроенного из старинной каменной церкви. А над всем на подпоренных столбах редко и слепо желтели ничего не освещающие фонари. Малая родина пронзительно скрипела под подшитыми резиной пимами высыпавшей за ночь порошей, известково припудрившей выскобленную бульдозерами кору проезжей части. Вымерзшее до сухоты небо прочертилось сотнями тонюсеньких серебристо-дымных струек, вертикально восходящих от догорающих утренних протопок. Из невидимых за белесостью улиц и переулков никого и ничего, кроме отдельных рваных звуков: то звякнет ледяное ведро, то завизжит затянутая куржаком дверь в парную стайку. И каково же в такое время покидать круг милого околопечного тепла, кисло пахнущего шипящей сосновой смолой и запекаемой на брызгающем сале яичницей, оставлять помаргивающий от перенапряжения блеклый свет кухни и, обжигая ноздри и губы встречным густым туманом, выскакивать за порог в синюшную стужу двора. Тут и в туалет-то терпишь до крайности, а ведь перед школой нужно ещё дважды скатать с санками на водокачку, чтобы, каждый раз чудом удерживая флягу на ледяной горке, накачать необходимые хозяйству восемьдесят четыре литра пахучей ржавой воды. И только потом, не дожидаясь, пока брат дочистят дорожки, а родители докормят скот, закинув ранец и нахлобучив старую лисью шапку на нос, отправиться в предстоящий долгий-долгий день за знаниями и ... прочим.

Борис ШАЛАЕВ. И звезда с звездою говорит.

Л.Я. посвящает эти блики автор

Per aspera ad astra

И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: Не знаю; разве я сторож брату моему?

Быт.4.

 

Валентин СОРОКИН. Митька-Ручей. Рассказ.

Не был рябым Митька, а был сильно веснушчатым и конопатым. До рыжести. А звали Митьку — Ручей. Ручьи любил, значит. В детстве я так дружил с Митькой, что врозь мы никуда и не ходили — только вместе. Рыбачить, летом, вместе. На лыжах, зимой, вместе. И в школе учились вместе.

Tags: 

Василий ВАШКОВ. Зачётный урок. Рассказ.

Во вторник в школу Серега, конечно же, опоздал. Не так, чтобы уж очень сильно, но когда он заскочил в парадные двери, звонок на урок уже дозванивал свои последние нотки. Пока сбросил одежду в раздевалке, пока взлетел на третий этаж, дверь в кабинет истории была уже закрыта, а въедливый голос Александры Семёновны что-то бубнил за, покрытыми коричневым облупившимся пластиком, створками.
«Может, совсем не ходить? - подумал он, - Будет сейчас грузить!»

Tags: 

Галина ХЕМЕРОВА. Буханка хлеба.

Сюжетом для этого рассказа послужили воспоминания участника Великой Отечественной войны Ивана Васильевича Сологубова, моего земляка, всю свою жизнь прожившего в поселке Шатурторф Московской области.

Tags: 

Леонид НЕТРЕБО. Капля.

– Ну, хорошо, если девочка – назовешь ты. Но сразу же совет – слушай: Клава... Кла-ви-ша... Ой! Стукнул... стукнула. – Капитолина прислушалась, удивленно, словно в первый раз, затем приняла оберегающую позу: поджала коленки и положила обе ладони на огромный круглый живот.

Tags: 

Евгений МОСКВИН. Жизнь. Рассказ.

Он всегда чувствовал этот запах, когда просыпался, - пыльный и душный, насильно забиравшийся в носоглотку и щекотавший косточки где-то около лба. «Опять она сварила картошку», - бормотал он сквозь терпкую пелену сна, прикасался к грязно-желтым сугробам одеяла, шевелил ногами и чувствовал игольчатую остроту – сначала в пятках, а затем поднимавшуюся по волоскам ног, как по проводкам, все выше, выше, и в его голове мелькала мысль, что как только острота достигнет сосков на груди, его глаза тут же нальются бруснично-кровяным соком, по всему телу пройдет конвульсивная дрожь, и единственное, в чем он сможет найти свое спасение от этой дрожи, - бутылка пива, а скорее всего две. Впрочем, иногда эту дрожь могло сбить какое-то внешнее событие, - один раз жена вошла в его комнату и, подойдя к окну и упершись талией в подоконник, мигом захрустевший слоями отставшей краски, вытянула стопы и открыла форточку, - дрожь ушла, его тело пришло в норму и успокоилось, спустило, как резиновый шар; десять лет назад, он возможно почувствовал бы желание тут же уложить Ирину в постель – его раньше всегда возбуждали ее стопы с коричневыми от загара пальцами и упругой белизной внизу, - но в тот раз он смог только побороть в себе дрожь...
Tags: 

Петр ТКАЧЕНКО. Неопалимая Таисия. (Запоздалый рассказ).

Я слышал о ней давно, с раннего детства. Иногда в разговорах взрослых всплывали глухие воспоминания о ней, являлось ее таинственное имя –Таисия. Все казалось будничным и до предела ясным, несмотря на необычность и трагичность происходившего.

Tags: 

Страницы