Moloko

«Литинститут в 1998-м году. Заочное отделение. На лекции по истории русской критики за длинным столом сидят вместе: журналист столичной газеты, инженер-компьютерщик из Уфы, официантка из Санкт-Петербурга, грузчик из Калуги, учительница из Луганска, еще один журналист-провинциал (в недавнем прошлом - боец скота). Лектор трагически рассказывает, как критика Надеждина сослали в Усть-Сысольск... Всё это кажется игрой в литературу - и эти лекции, и Литинститут, и далекие коллеги «по цеху», пострадавшие за убеждения. Третий курс - подавляющее большинство студентов уже ничего не пишет, не пробует даже двинуться со своими рукописями в толстые журналы. На дворе 1998-й - никакая литература никому не нужна, только и разговоров о деньгах, рыночной экономике, вхождении в «западную семью»... «Ребята, а давайте свой журнал будем выпускать!» - такая идея могла родиться только от отчаяния...
На курсе уже выходил один журнал - «Алконост». В нем в основном была представлена поэзия последователей «чистого искусства». Лидия Сычева, главный редактор «МОЛОКА» рассказывает: «Но мы-то знали, что искусство - это жизнь, а не туманные абстракции. Мы все - и по своему происхождению, и по профессиям, и по тому, как пришли в литературу - были людьми слишком земными. И потому журнал свой решили сразу же, с первого номера, делать серьезно и для жизни. Мы назвали его «МОЛОКО» («Молодое око»), добавив очень важный для всех нас подзаголовок «Русский литературный журнал».

 

Вниманию авторов! С 2000 года «МОЛОКО» выходит только в интернете. Гонорар не выплачивается, публикации не удаляются, даже если автор «передумал». Журнал включён в РИНЦ и является цитируемым изданием.

Уважаемые авторы, убедительная просьба направлять рукописи по отделам:

Отдел прозы, драматургия:  Наталья АЛЕКСЮТИНА - vitamargarita@yandex.ru , Виктор БОЧЕНКОВ - lsmoloko@yandex.ru, Юрий ГОРЮХИН - goryuhin@rambler.ru

Отдел литературоведения и публицистика: Виктор БОЧЕНКОВ - заместитель главного редактора - lsmoloko@yandex.ru

Отдел поэзии: Олег МАЛИНИН - oleg.malinin@gmail.com (в отпуске до 01.10.2019), Алексей ГУШАНagushan@inbox.ru

Отдел критики: Елена ПУСТОВОЙТОВА - serg-max2@yandex.ru

Отдел публицистики: Александр АНДРЮШКИН - ocser@ya.ru

 

Журнал Молодое око

Отец КИПРИАН. Молитва.

От лампады затеплились свечи
В храме снова рассеялся мрак
Колокольное льётся вече
В страхе съёжился Господа враг.

Губы трепетно тянутся к Образу
Отдавая любви поцелуй
Укрепи меня, верою Господи!
Душу грешную мне уврачуй!

О себе не прошу я сегодня,
Хоть Суда Твоего и боюсь.
Только если Тебе угодно –
Сохрани нам Любимую Русь!

 

 

Маша РЕПЬЕВА. Птица.

Лишь вчера золотистое солнце
Шаловливо махало рукой.
А сегодня взгляну я в оконце
На разлившийся в небе покой –
Что за птица взлетает лениво?
И не ворон ли – вестник беды?
Нет! То лебедь, чьи белые крылья
Чуть коснулись прохладной воды.

А душа моя тянется к солнцу,
Вслед за птицей, чья жизнь коротка.
Лишь умрёт эта птица в печали –
Её тут же накроет волна.

К горным птица взлетает вершинам.
И не видно нам даже хвоста.
Засыпаю и вижу я крылья,
На которых летает мечта.

Священная ярость — жива!.. Стихи о Великой Отечественной.

Михаил Исаковский

Перед боем

У выжженной врагами деревушки,
Где только трубы черные торчат,
Как смертный суд, стоят литые пушки,
Хотя они пока еще молчат.
Но час придет, но этот час настанет,
И враг падет в смятенье и тоске,
Когда они над грозным полем брани
Заговорят на русском языке.

1941 г.

Алексей Сурков

В землянке

Наталья АНТОНОВА. Ленивый полдень млеет и вздыхает.

***

Ленивый полдень млеет и вздыхает
Душистым зноем опьянен
И свежий ветер не порхает
В томленье неге погружен.
На взбитом ложе роз кустистых
В дремоте шмель едва ворчит.
А в небе точно заводь чистом
Орел всевидящий парит.

***
Кто любит первый снег, а я последний.
Зима утратила права
И с каждым часом все заметней
Проталин влажных острова.

Апрель улыбчивый и нежный
Сорвет с ночных небес звезду
И я у самой кромки снежной
Подснежник поутру найду.

Валентин СОРОКИН. Иоанн Грозный.

Посвящаю Александру Тарасову

Когда престольный, мрачный Иоанн
Учил бояр единству и подмоге,
Он, Курбский, со двора нырнул в туман -
Храп скакуна и цокот по дороге…

Кометы звонко падали во тьму.
Травой шуршала ведьма на поляне.
О, долго ли мерещились ему
Ордою разобщенные славяне?

Пусть это было в давние года,
Но и сегодня в нас не вспыхнет жалость:
Измена одинакова всегда,
В какой бы модный фрак не наряжалась.

Елена ХИСАМУТДИНОВА. Старинный разговор.

Вы просите сказать, о чём вчера
Я думала весь вечер после ссоры.
Вот, уберите книги со стола,
Придвиньте кресло и раздвиньте шторы.
Я думала, признаюсь, о себе.
Удивлены… И смотрите так строго.
Вы что-то о моей больной судьбе
Мне помнится, сказали у порога.
Так слушайте. Мне скучно в двадцать лет,
Так скучно жить стреле в тугом колчане,
Так солнца жрец, вчера приняв обет,
Сегодня грезит лунными лучами.
Вы полагали, верно, что люблю?
Я полюбила б, если бы умела.
Пусть Вы король, но даже королю

Виктор ПЕТРОВ. Былина.

БЫЛИНА

Как ты справишься с Мором, родина?
Под Калиновым под мостом
Протекает речка Смородина
С отраженным в воде крестом.

Одолень-травой перевитые,
Затаили меня берега,
И, каленой враждой побитые,
Словно витязи, спят стога.

Спала лень, стало утро ясное
Предвещать нехороший день,
Распожарилось солнце красное
И окрасило кровью плетень.

Разбужу ли стальной рукавицею
Задремавших братьев в дому?
Уж слетает грозою-птицею
Змей Горыныч в дневную тьму.

Дмитрий КОМКОВ. «На родной стороне не ведут под уздцы лошадей…»

***
На родной стороне не ведут под уздцы лошадей,
И давно не поют старых песен,
На родной стороне – толпы грязных, голодных людей,
И для них этот мир очень тесен.

У народа беда – не идет на работу мужик,
Он сегодня напьётся с досады,
Наш народ ко всему в этой жизни привык,
Что они с нами сделали, гады?

Посмотри на Россию! Глухая, немая страна,
Почерневшие избы, старухи, бомжи, телогрейки,
Искорёженный храм Рождества, проститутка одна,
И ребенок в грязи собирает копейки.

Геннадий КОБЫЛКИН. «Брожу один холмистою равниной…»

В полдень

Брожу один холмистою равниной,
В зените лето, запах пряных трав.
Слоится облако волнистою периной,
Вдали горят венцы церковных глав.

Кругом хлеба, чернеется дорога,
Застелена по краю муравой.
Отлогий спуск, обрыв песчаный лога,
Внизу ручей - ракиты над водой.

Царит густая, жадная прохлада,
А в сочной зелени крапивы у воды,
Поёт назойливо-пронзительно цикада.
И всюду крупные глубокие следы.

Михаил БОНДАРЕВ. «Прослыл я с детства несерьезным…»

*
Прослыл я с детства несерьезным,
Гвоздем царапал на столе:
Душа моя стремится к звездам,
А сердце тянется к земле.

Меня считали недотепой,
Когда бросал с карандаша:
Россию ставлю над Европой
И не прогнусь под США.

Возил коряво школьным мелом
В подъезде дома на стене:
Зачем быть честным и умелым
Не прижилось в родной стране?

Я шел всегда дорогой к лету
И низко кланялся зиме.
Душа моя стремилась к свету,
А сердце маялось во тьме.

Страницы