Moloko

«Литинститут в 1998-м году. Заочное отделение. На лекции по истории русской критики за длинным столом сидят вместе: журналист столичной газеты, инженер-компьютерщик из Уфы, официантка из Санкт-Петербурга, грузчик из Калуги, учительница из Луганска, еще один журналист-провинциал (в недавнем прошлом - боец скота). Лектор трагически рассказывает, как критика Надеждина сослали в Усть-Сысольск... Всё это кажется игрой в литературу - и эти лекции, и Литинститут, и далекие коллеги «по цеху», пострадавшие за убеждения. Третий курс - подавляющее большинство студентов уже ничего не пишет, не пробует даже двинуться со своими рукописями в толстые журналы. На дворе 1998-й - никакая литература никому не нужна, только и разговоров о деньгах, рыночной экономике, вхождении в «западную семью»... «Ребята, а давайте свой журнал будем выпускать!» - такая идея могла родиться только от отчаяния...
На курсе уже выходил один журнал - «Алконост». В нем в основном была представлена поэзия последователей «чистого искусства». Лидия Сычева, главный редактор «МОЛОКА» рассказывает: «Но мы-то знали, что искусство - это жизнь, а не туманные абстракции. Мы все - и по своему происхождению, и по профессиям, и по тому, как пришли в литературу - были людьми слишком земными. И потому журнал свой решили сразу же, с первого номера, делать серьезно и для жизни. Мы назвали его «МОЛОКО» («Молодое око»), добавив очень важный для всех нас подзаголовок «Русский литературный журнал».

 

Вниманию авторов! С 2000 года «МОЛОКО» выходит только в интернете. Гонорар не выплачивается, публикации не удаляются, даже если автор «передумал». Журнал включён в РИНЦ и является цитируемым изданием.

Уважаемые авторы, убедительная просьба направлять рукописи по отделам:

Отдел прозы, драматургия:  Наталья АЛЕКСЮТИНА - vitamargarita@yandex.ru , Ирина ШЕЙКО - irishkasheiko@gmail.com, Юрий ГОРЮХИН - goryuhin@rambler.ru

Отдел литературоведения и публицистика: Виктор БОЧЕНКОВ - заместитель главного редактора - viktor_v@pochtamt.ru

Отдел поэзии: Олег МАЛИНИН - oleg.malinin@gmail.com, Василий ПОПОВ - popoff.83@mail.ru

Отдел критики: Елена ПУСТОВОЙТОВА - serg-max2@yandex.ruТатьяна ШАБАЕВА - tatiana.shabaeva@gmail.com

Отдел публицистики: Александр АНДРЮШКИН - ocser@ya.ru

 

Журнал Молодое око

Игорь AЛЬМЕЧИТОВ. Без Определенного Места Жительства. (2001)

Тяжелее всего было зимой, в морозы. Бетонные стены покрывались инеем, переливавшимся при свете мутной электрической лампочки, ныла, несуществующая уже почти двенадцать лет нога. В такие моменты он натягивал на себя все тряпье, что у него было, ложился на грязный, в желтых разводах матрац, накрывался дырявым одеялом и, молча, наблюдал за клубами белого пара, вырывавшимися изо рта. Эти стены давили на него, особенно поначалу, когда пьяный он бросал им обвинения односложным матом... Но они понимали и всегда угрюмо, виновато молчали. Постепенно он свыкся с ними и часто, сам того не замечая, отдыхал на мысли о возвращении в свой подвал и о вечернем отдыхе в полной тишине и изоляции.
Tags: 

Алим БАЛКАРОВ. Астроном. Рассказ. (2001)

Короче, крутым или авторитетным я становиться не хотел. Просто, так получилось. Под вечер шел я из “Крупской” мимо рынка на автовокзал, где должен был сесть на маршрутку за две тысячи до Баксана, города, который считаю родным, потому что здесь родился, и люблю, несмотря на то, что прожил в нем столько лет.
Tags: 

Сергей БЕН-ЛЕВ. Сыновья завета. (2001)

В тринадцать лет он потерял отца. В тринадцать у него из жизни увели того, с кем он рос и воспитывался, того, кто читал ему книги, того, кто строил с ним планер, радиоприемник и буер. Старший брат смотрел на отца, которого уводили из дома, широко раскрытыми глазами и в этих глазах отражался ужас, который будет преследовать братьев всю оставшуюся жизнь. Эта маленькая квартирка, которую снимали родители, эти люди в форме, деловито производившие обыск, мать, схватившаяся за голову и припавшая к печке... Никогда, никому, ни при каких обстоятельствах он не рассказывал об этом. Ведь он потерял отца. Мать еще долго посылала посылки, писала прокурорам и в прочие инстанции. Но он... он твердо знал, что отца нет в живых. И пришедшая незадолго до войны казенная бумага лишь подтвердила то, что он понял в тот самый миг - он потерял отца.
Tags: 

Владимир БОНДАРЬ. Ранняя весна. Рассказ. (2001)

В трехэтажке на окраине Грозного расположился взвод. Все, кроме часовых, находились в большом зале на первом этаже. Пять человек сидели, греясь у костра, четверо лежали рядом на сбитых деревянных щитах, накрывшись плащ-палатками и бронежилетами.

Tags: 

Владимир БОНДАРЬ. Возвращение. Рассказ. (2001)

С начинающимися сумерками военная колонна вошла во Владикавказ. После десятков мертвых сел правобережья и пригородного района поплывшие белыми, желтыми шарами уличные фонари за стеклом машины показались Тунаеву миражами. Он зачарованно притих, впервые за двести дней глядя на город, не знавший войны. Уставший и грязный, еще чужой здесь человек, он, не переставая, удивлялся новому открытию того, что почти забыл. К чему подсознательно стремился двести дней, все время находя причину остаться.
Tags: 

Юрий ГОРЮХИН. Будни капитана. (2001)

- Сергей.

- Чего?

- Это... Забыла, что хотела сказать.

Сергей Иваныч вышел из кухни, зашел в спальню, достал из шкафа рубашку, посмотрел на воротничок, понюхал швы под мышками и решил, что ее можно проносить еще дня два.

- Сергей!

- Чего?

- Купи вечером сухого вина и морковки - в субботу Беляшевы придут.

- У меня работа...

- А у меня не работа?! В школу за Игорешкой ты пойдешь?! Я должна и то и это, а потом еще бежать за водкой для твоих Беляшевых?!

- Ладно.

Tags: 

Дмитрий КРЫЛОВ. Цена совершенства. Рассказ. (2001)

В середине сентября, в воскресение плыли тучи над городом Москва, штат Айдохо. Кто и почему дал этой третьестепенной точке на карте такое громкое название, толком никто не помнил. Хендриксоны, владевшие домом между пожарной охраной и церковью, клялись, что Москва - это фамилия первых владельцев местной гостиницы, людей предприимчивых и, как следствие, честных и зажиточных. В школе же детей учили, что Москва - это государство в Европе, которое разорилось и потом стало называться Германия. После же того, как в бывшей Москве, а теперешней Германии сломали стену, старое имя подарили им, жителям американского штата Айдохо. На экзамене по истории в московской школе дети отчёркивали правильный ответа про ту, немецкую, Москву галочкой, а через день в их памяти сведения тускнели, вкрадывался Китай с Великой Стеной, Европа сливалась с Мексикой, потому что там тоже не говорят по-английски, нажималась кнопка "девять", а потом "тридцать четыре", а потом и еще другие каналы мелькали один за другим, и хотелось съесть новый гамбургер за девяносто девять, а все остальное было там, за пределами телеэкрана.
Tags: 

Мария КОЗЛОВА. Тридцатое ноября. (2001)

Мне показалось, день выдался счастливый, несмотря на то, что было очень ветрено, грязно и серо, особенно серо после тех белых, запорошенных снегом дней, которыми две недели морозил нас ноябрь этого года. Но мне нравилось, что "ноль", что я в легкой куртке и в легких, пускай грязных, ботинках. Что мне легко идется. Что рано темнеет, и тогда не видно сырости, а видны только гирлянды и елочки в витринах магазинов, наряженных задолго до заветной полночи.

Tags: 

Кирилл КУТАЛОВ. Дневник убийцы. Элексил бессмертия. (2001)

23.12.96

Очень тихо. Но что-то смущает. Может быть, плохо лежащая телефонная трубка - я снял телефонную трубку, чтобы среди ночи не началось. С некоторых пор меня невозможно застать дома. Днем я работаю. Ночью снимаю телефонную трубку.

24.12.96

Я убийца. Я убиваю информацию. Я ничего не знаю. Я не хочу ничего знать. Я хочу остаться с самим собой. Чтобы никого больше не было.

25.12.96

Почтовый ящик. Слишком холодно, чтобы к нему спускаться. Потом узнал по радио - в городе появилась банда, сжигают почтовые ящики. Надеюсь, и мой.

26.12.96

Tags: 

Аркадий ЛЫГИН. "Вот ты ступил под сень сих ив..." Рассказ. (2001)

Это редакционное задание я навязал себе сам. Дело в том, что в нашем журнале пока еще сохранялась благородная традиция: наряду с тасовкой обычной колоды - известных, бывших на слуху имен, включая всех этих новоявленных "звезд" - нет-нет да и шарить, что называется, на верхних пыльных полках. Тормошить тех, кого уже накрыла тень забвения, кто так или иначе не вписывался в портрет настоящего. В большинстве случаев они, как становилось очевидно, давно смирились со своей участью и неохотно, недоверчиво шли на контакт. Когда же барьер недоверия оказывался позади, эти люди - как правило, пожилые - вдруг словно оттаивали, становились по-детски простодушными и открытыми, позволяя осветить себя в выгодном журналу ракурсе. Были и такие, при встрече с которыми на память приходила строка: "Достоинство, что просит подаянье"...
Tags: 

Страницы