Moloko

«Литинститут в 1998-м году. Заочное отделение. На лекции по истории русской критики за длинным столом сидят вместе: журналист столичной газеты, инженер-компьютерщик из Уфы, официантка из Санкт-Петербурга, грузчик из Калуги, учительница из Луганска, еще один журналист-провинциал (в недавнем прошлом - боец скота). Лектор трагически рассказывает, как критика Надеждина сослали в Усть-Сысольск... Всё это кажется игрой в литературу - и эти лекции, и Литинститут, и далекие коллеги «по цеху», пострадавшие за убеждения. Третий курс - подавляющее большинство студентов уже ничего не пишет, не пробует даже двинуться со своими рукописями в толстые журналы. На дворе 1998-й - никакая литература никому не нужна, только и разговоров о деньгах, рыночной экономике, вхождении в «западную семью»... «Ребята, а давайте свой журнал будем выпускать!» - такая идея могла родиться только от отчаяния...
На курсе уже выходил один журнал - «Алконост». В нем в основном была представлена поэзия последователей «чистого искусства». Лидия Сычева, главный редактор «МОЛОКА» рассказывает: «Но мы-то знали, что искусство - это жизнь, а не туманные абстракции. Мы все - и по своему происхождению, и по профессиям, и по тому, как пришли в литературу - были людьми слишком земными. И потому журнал свой решили сразу же, с первого номера, делать серьезно и для жизни. Мы назвали его «МОЛОКО» («Молодое око»), добавив очень важный для всех нас подзаголовок «Русский литературный журнал».

 

Вниманию авторов! С 2000 года «МОЛОКО» выходит только в интернете. Гонорар не выплачивается, публикации не удаляются, даже если автор «передумал». Журнал включён в РИНЦ и является цитируемым изданием.

Уважаемые авторы, убедительная просьба направлять рукописи по отделам:

Отдел прозы, драматургия:  Наталья АЛЕКСЮТИНА - vitamargarita@yandex.ru , Виктор БОЧЕНКОВ - lsmoloko@yandex.ru, Юрий ГОРЮХИН - goryuhin@rambler.ru

Отдел литературоведения и публицистика: Виктор БОЧЕНКОВ - заместитель главного редактора - lsmoloko@yandex.ru

Отдел поэзии: Олег МАЛИНИН - oleg.malinin@gmail.com (в отпуске до 01.10.2019), Алексей ГУШАНagushan@inbox.ru

Отдел критики: Елена ПУСТОВОЙТОВА - serg-max2@yandex.ru

Отдел публицистики: Александр АНДРЮШКИН - ocser@ya.ru

 

Журнал Молодое око

Валентин СОРОКИН. Иоанн Грозный.

Посвящаю Александру Тарасову

Когда престольный, мрачный Иоанн
Учил бояр единству и подмоге,
Он, Курбский, со двора нырнул в туман -
Храп скакуна и цокот по дороге…

Кометы звонко падали во тьму.
Травой шуршала ведьма на поляне.
О, долго ли мерещились ему
Ордою разобщенные славяне?

Пусть это было в давние года,
Но и сегодня в нас не вспыхнет жалость:
Измена одинакова всегда,
В какой бы модный фрак не наряжалась.

Елена ХИСАМУТДИНОВА. Старинный разговор.

Вы просите сказать, о чём вчера
Я думала весь вечер после ссоры.
Вот, уберите книги со стола,
Придвиньте кресло и раздвиньте шторы.
Я думала, признаюсь, о себе.
Удивлены… И смотрите так строго.
Вы что-то о моей больной судьбе
Мне помнится, сказали у порога.
Так слушайте. Мне скучно в двадцать лет,
Так скучно жить стреле в тугом колчане,
Так солнца жрец, вчера приняв обет,
Сегодня грезит лунными лучами.
Вы полагали, верно, что люблю?
Я полюбила б, если бы умела.
Пусть Вы король, но даже королю

Виктор ПЕТРОВ. Былина.

БЫЛИНА

Как ты справишься с Мором, родина?
Под Калиновым под мостом
Протекает речка Смородина
С отраженным в воде крестом.

Одолень-травой перевитые,
Затаили меня берега,
И, каленой враждой побитые,
Словно витязи, спят стога.

Спала лень, стало утро ясное
Предвещать нехороший день,
Распожарилось солнце красное
И окрасило кровью плетень.

Разбужу ли стальной рукавицею
Задремавших братьев в дому?
Уж слетает грозою-птицею
Змей Горыныч в дневную тьму.

Дмитрий КОМКОВ. «На родной стороне не ведут под уздцы лошадей…»

***
На родной стороне не ведут под уздцы лошадей,
И давно не поют старых песен,
На родной стороне – толпы грязных, голодных людей,
И для них этот мир очень тесен.

У народа беда – не идет на работу мужик,
Он сегодня напьётся с досады,
Наш народ ко всему в этой жизни привык,
Что они с нами сделали, гады?

Посмотри на Россию! Глухая, немая страна,
Почерневшие избы, старухи, бомжи, телогрейки,
Искорёженный храм Рождества, проститутка одна,
И ребенок в грязи собирает копейки.

Геннадий КОБЫЛКИН. «Брожу один холмистою равниной…»

В полдень

Брожу один холмистою равниной,
В зените лето, запах пряных трав.
Слоится облако волнистою периной,
Вдали горят венцы церковных глав.

Кругом хлеба, чернеется дорога,
Застелена по краю муравой.
Отлогий спуск, обрыв песчаный лога,
Внизу ручей - ракиты над водой.

Царит густая, жадная прохлада,
А в сочной зелени крапивы у воды,
Поёт назойливо-пронзительно цикада.
И всюду крупные глубокие следы.

Михаил БОНДАРЕВ. «Прослыл я с детства несерьезным…»

*
Прослыл я с детства несерьезным,
Гвоздем царапал на столе:
Душа моя стремится к звездам,
А сердце тянется к земле.

Меня считали недотепой,
Когда бросал с карандаша:
Россию ставлю над Европой
И не прогнусь под США.

Возил коряво школьным мелом
В подъезде дома на стене:
Зачем быть честным и умелым
Не прижилось в родной стране?

Я шел всегда дорогой к лету
И низко кланялся зиме.
Душа моя стремилась к свету,
А сердце маялось во тьме.

Николай ЧЕПУРНЫХ. «Волю в кулак – до хруста – сожму…»

* * *

Холодом веет от мощи Вселенской…
Сердце устало болит.
Сядем поближе к печи деревенской,
Пусть нас огонь веселит.

Пусть за окошком тьма с пургою
Будут по ставням скрести…
Славно – угли ворошить кочергою,
Пепел сжимать в горсти.
 

* * *

Так было и сегодня, и вчера,
И завтра это чудо повторится!
Живет Любовь на кончике пера,
С которого взлетает, словно птица.

Михаил КРУПИН. Я помню, как раздался с неба звон.

* * *
 

Недаром окончил я школу:
Хоть теменем слышу во сне.
Как слабо доходит твой голос
Сквозь сизую прорву ко мне…

Не знаю, на что мне работа,
Победа и высшая тишь,
Когда от луны до восхода
Со мною в цветах не стоишь.

Когда заколочена школа,
Не топлена тысячу лет,
А небо – бессмертно и голо,
И птице не важен свой след.

Но шаль, ты же видишь, - живая,
И к зеркалу рвутся поля,
И, горе легко прошивая,
Повалишься в свечку, моля…

Юруслан БОЛАТОВ: «Те женщины, что были мне милы...»

Юруслан Болатов
 

***

О нет, я не из тех, кто смуте века
привержен; не забуду о тебе.
О да, чем больше любишь человека,
тем легче мыслишь о своей судьбе.
О да, коль жить, не замечая бега
эпох, чтό можно принести тебе...

О Божья подпись в сердце человека!
Сердца людей равны, как близнецы.
Полны работ небесные жнецы.

Евгений ПОПОВ. Под осенним дождем.

Моей маме Поповой Татьяне Андреевне,
русской учительнице

Под осенним дождем запоздалым,
Заслонившись от прожитых лет,
Ты на мокром перроне стояла
И печально махала мне вслед.

Твой сынок из далекого края
Ненадолго к тебе приезжал.
Подлатать малость крышу сарая
И домишко, что пообветшал.

У тебя не простое хозяйство.
Дел гора в огороде одном.
Пес в ограде, сиренево царство
И кусты резеды под окном.

Страницы